ТЕПЛО ДУШИ ОСТАЛОСЬ ВМЕСТЕ С НАМИ

..Sanon sulle, nuori ystäväni,
Ja sen takuulla myös takaan:
Juuretta ei kasva edes
Heinä karkeakaan.

Если ты, дружок, забывчив,
Я тебе напомню:
Даже грубая осока
Благодарна корню
(Я. Ругоев)

В моей памяти живут воспоминания Элмы Августовны Смирновой – мамы моей подруги Марины Шашковой из карельского посёлка Ляскеля, – её незабываемые рассказы. Судьба семьи этой женщины была нелегка: её опалила революция и война, но чистое благородное сердце выдержало всё. Её рассказы о перенесённых испытаниях не стираются с годами в памяти…

Наша память о Великой Отечественной войне с годами становится всё более значимой. Мы глубже начинаем понимать подвиг советских людей в борьбе с силами фашизма, осознаём, что испытания, с которыми они столкнулись, исковеркали судьбы множества людей.

Но самое тяжкое, что через эти испытания прошли и дети. Война отняла у них родных и само детство. Невероятные тяготы легли на их хрупкие плечи: они трудились вместе со взрослыми для обеспечения нужд фронта, для Победы. Дети стали помощниками взрослым и в тылу: несмотря на свой возраст, они выполняли ту работу, которой раньше занимались старшие братья и сёстры, ушедшие теперь на фронт. Годы сурового лихолетья остались в памяти их войны на всю жизнь.

Элма Августовна Смирнова (Комулайнен – Komulajnen) родилась 22 мая 1928 года в Финляндии, в городе Суоярви (до 1939-го он входил в состав пограничного государства). В 1930 году голод, холод и мощная агитация Советского Союза заставили многих жителей этой территории задуматься о будущем. Элма Августовна вспоминала, как её бабушка сказала: «В России быстрее наведут порядок. Надо переходить на ту сторону».

 Ильфания Нафигина, Элма Августовна Смирнова, Марина Шашкова, Костомукша  2010 год

Бабушка Элмы была очень строгой и волевой женщиной, её слово было для всех законом. Так и случилось: вскоре семья в составе бабушки, отца, мамы, брата и маленькой Элмы перешли границу России и оказались на территории Карелии. Вместе с ними границу переходила ещё одна семья. Шли долго, разговаривали шёпотом – боялись, что вернут обратно. Когда перешли границу, попали на погранзаставу. Их посадили на две недели на карантин, обеспечили хорошим пайком. В то время из Финляндии, в которой царили голод и хаос, люди массово уходили на территории Советского Союза, где принимали всех.

Шёл 1937 год. Мытарства семьи Элмы закончились, началась хорошая жизнь. Её отец работал на мебельной фабрике столяром и был награждён путёвкой на отдых в Сочи. Однако сразу после приезда из курортного города отца арестовывают… Начинаются массовые репрессии, всех заключённых отправляют на Беломор канал.

Из воспоминаний Элмы Августовны: «Приехал чёрный воронок. Вышел здоровый, красивый мужчина: ногти накрашены, волосы волнистые, – и арестовал папу. Он только и успел сказать маме: “Детей береги”». Отец Элмы, как и многие другие, был расстрелян в 1937 году под Петрозаводском, в Красном бору. Его семью выселили как родственников врага народа из посёлка Соломенное, совхоза имени Зайцева (под Петрозаводском), в Шолтозеро.

22 июня началась ВОЙНА. Со всех сторон на Советский Союз наступали враги. Как можно быстрее надо было эвакуировать мирное население и заводы. Из Карелии свыше 300 тысяч жителей были отправлены в Вологодскую, Архангельскую и Челябинскую области, Башкирскую, Чувашскую, Удмуртскую, Татарскую автономные республики и Коми.

В самом начале войны Элма Августовна училась в школе. Её мама рыла окопы, а бабушка работала в детском доме. Но 20 сентября 1941-го всем жителям и детям в школе сообщили, что их срочно эвакуируют. На сборы дали час. Людей погрузили на две баржи и отправили их в тыл нашей Родины. Баржи шли на восток, на них находилось по 1 200 человек. И тут – гул, в небе, над головами, парят чёрные самолёты.

«Посыпались бомбы, но мы не понимали опасности и продолжали наблюдать. Только когда звук от разрывающихся снарядов стал приближаться, мы всё осознали и стали прятаться. На наших глазах вторая баржа взорвалась, 1 200 человек погибли и бесследно исчезли в водах плачущего Онежского озера под Вознесеньем». В памяти у Элмы Августовны навсегда осталась эта картина – красная от человеческой крови вода…

Всю дальнейшую дорогу они плыли в голоде и холоде. Тех, кто умирал, просто сбрасывали с борта. Семья Комулайнен выжила благодаря  предприимчивой бабушке маленькой Элмы. Она спрятала в сундуке, который взяла с собой, 18 кур, один килограмм ячневой крупы, соль и спички. Крупой кормили кур, а курами – семью.

Два месяца шла баржа через всю Россию: по Онежскому и Белому озёрам, Шекснинскому водохранилищу и реке Шексне, Рыбинскому водохранилищу, Волге, Горьковскому, Чебоксарскому, Куйбышевскому водохранилищам, реке Каме, Воткинскому водохранилищу и, наконец, причалила на пристань Частые.

Привезли эвакуированных из Карелии на Урал в Молотовскую (Пермскую) область. Выгрузили в церковь на пристани Частые. Усадили прибывших по кругу, и жители колхоза стали забирать к себе детей, женщин, стариков. Так семья 13-летней Элмы (бабушка, мама 30 лет и брат 15 лет) и ещё одна семья с тремя детьми из Карелии попали в деревню Соснята, что в 20 км от пристани Частые. Элма Августовна рассказывала, что по пути в селение безумно хотелось пить, а на улице уже шёл снег – его-то они и топили, пили талую воду и были счастливы как никогда.

У неё сохранились очень тёплые воспоминания о жизни на новом месте – о местных частушках, уральском говоре. «Робить» – работать, «пистики» – трава.

Комулайнены попали в татарскую семью из трёх человек: глухонемой хозяин, мать, работавшая кладовщицей в колхозе, и дочка-школьница. Изредка эта женщина кормила детей хлебом. Эвакуированным выделили заброшенный домик, открыли для них сарай с замороженной картошкой – из неё они делали лепёшки с липой, дубовой корой.

Дети в колхозе жили дружно: днём работали, вечерами играли. Частенько ходили побираться в другие деревни. В один из зимних дней Элма Августовна с дочерью хозяйки пошли с этой целью в соседнее селение, обратно возвращались уже вечером, как вдруг – появились волки! В кромешной тьме самих животных было не видно – одни светящиеся глаза выдавали их в густой черноте. От зверей удалось убежать, но идти до дома девочки не решились – остались ночевать в деревне Божья. Видимо, слово Божье их и спасло.

«Всё, что собрано по счёту, боимся взять в рот. Немного откусим и спим. Брат Николай помогал возить глухонемому татарину зерно на причал в Частые», – рассказывала Элма Августовна. И вот однажды деду удалось раздобыть где-то бочку меда. Радости-то было! Со всеми поделился лакомством! А хозяйка, наблюдая, как дети уплетают сладость, всё приговаривала: «Аша, аша» (кушай, кушай). Размышляя о том времени, наша героиня вспомнила, как одеяло, сшитое бабушкиными руками, они поменяли на ведро свёклы. Всё ели без соли и сахара, но в то время продукты казались солёными и сладкими.

В колхозе было очень много овец и шерсти. Бабушка пряла и вязала красивые носки с финским узором, часть отправляла на фронт, а часть – вязала на заказ. За такую работу она получала в дар то лепёшку, то картофель, а иногда и кусочек сахара. Деревенский дед плёл лапти. А дети, чтобы успеть получить обувку покрасивее, бежали к нему с утра и выстраивались в очередь. Несмотря на голод и холод, красивые носки и лапти хотелось иметь всем деревенским детям и взрослым.

Сильная и умная женщина – бабушка Элмы Августовны – старалась сохранить свой родной язык. Она не умела разговаривать по-русски, а может просто не хотела, поэтому с детьми общалась только на финском. Местные говорили на татарском, эвакуированные – на финском. И никто не подозревал тогда, что девушку Элму судьба сведёт с юношей татарином, который попросит её руку у мамы и бабушки.

В колхозе во время войны собирали налог: на четверых членов семьи Комулайнен насчитали 30 яиц и два килограмма шерсти. Отдавать налог было нечем, поэтому пришлось пожертвовать позолоченными часами – памятью об отце.

Красивый человек – это тот, кто имеет острый ум и приятную внешность, доброе сердце и открытую душу, богатый внутренний мир и золотые руки. Тот, кто обладает чувством юмора и чья улыбка заставляет улыбнуться в ответ. Я думаю, что именно таким человеком была бабушка Элмы. Её семье удалось дожить до Дня Победы. Радости не было предела! Конечно, Комулайненых, к которым за годы войны привыкла татарская семья, просили остаться в колхозе, но уж очень сильно хотелось домой. С собой в дорогу им дали четыре буханки хлеба. До станции семью довезли на лошадях, а затем погрузили в товарные вагоны – и застучали колёса по железной дороге, ведущей в Карелию. Ещё долгое время семьи общались между собой письмами и приглашали друг друга в гости. Но, Элме Августовне, к сожалению, так и не удалось снова побывать в деревне Соснята.

Вернувшись в Карелию, семья поселилась в посёлке Ляскеля. Наверное, родные места давали им огромную силу и энергию для жизни. В 1945 году в селении проживало всего 17 человек, рабочих рук не хватало. Поэтому в послевоенные годы туда для работы на леспромхозах свезли рабочих со всего Советского Союза. Белорусы, татары, евреи, финны, карелы, русские – весь интернационал поселился в Ляскеля. Так и встретила Элма Августовна у себя на родине татарина Михаила из далёкой деревни Малые Аты. Поженились, жили дружно, воспитали троих детей, нянчились с внуками. Любовь, мудрость жизни, доброту, щедрость, красоту, родной финский язык и, конечно, память о своих корнях Элма Августовна пронесла через всю жизнь.

Именно благодаря таким людям, как Элма Августовна, этот мир не рушится и не погибает. Ведь она – удивительный человек, в котором всё прекрасно, который способен одной лишь своей улыбкой, одним лишь добрым словом подарить всем вокруг радость, тёплую надежду и отраду. Красивая, мудрая, талантливая женщина: в ней была и открытая, богатая душа, и чуткое, мягкое сердце, и истинная гордость и уверенность в себе.

Ильфания Нафигина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *